Предисловие:
Посвящается моему убитому другу Серафу (Сергею).
                           
                          Один день из деревенской жизни.
Тихое село в 25 км от города. Разбитая церковь,  два здания заброшенного детского дома, заброшенный,
но всё ещё разивший навозом скотник и покосившиеся деревенские дома. Прелестный в общем уголок.

Всё лето дееспособное население русской деревни готовиться к зиме. Наше село не исключение. Местная
молодёжь давно сорвала когти в город, но по привычке летом хоть месяц на земле, но потрудись. Вот и
едут в село его выкормыши (к коим я и себя отношу) в середине июля. Задолбанная городской жизнью,
молодёжь с рвеньем Гераклов хватаются за вилы, грабли и всякую утварь народного хозяйства. Так
происходит от силы дней пять. Потом, как понимаете, отвыкший от физического труда народ начинает
требовать не только хлеба, но и зрелищ. По причине перевоза детского дома с территории усадьбы Млевичи
в райский уголок под названием Митино, развлечений никаких не осталось, а до ближайшего Лас-Вегаса -
Мошки, после трудового дня не очень возникает желание идти. Вывод, с увеселением вечерней жизни нашего Голливуда, напрашивается сам собой. Пить!!! Причём пить в несопоставимых с жизнью количествах.

Понятное дело, что денежные ресурсы у всех к концу отпуска (каникул) изрядно истощились. Но как ни
странно, каждый вечер у всех находились "последние" копейки. Так вот, эти "последние" копейки с вечера
собирались в общий котёл и отдавались Димасу, местному аборигену, работающему трактористом в дышащем
на ладан колхозе, дабы следующий вечер встретить во всеоружии. Этот день не был исключением. Димас, как всегда привёз с трудовой нивы ведро бухла и заверил всех, что к вечеру в селе появятся девочки с
соседних деревень. Где он их нарыл, при помощи своего зверя "Беларусь", Димас категорически отказался
говорить. В общем вечер обещал быть весёлым. Дело осталось за малым: - где сие мероприятие проводить?
Из оккупированного нами до этого детского дома нас благополучно выпроводило местное население. Им
видишь ли надоело наше пьяное "пенье" под гитару в три часа ночи, мешаем мы праведным крестьянам
смотреть сны о счастливом будущем. А мы что, таких снов не хотим видеть что ли? Облюбованное
неподалёку кладбище, с разбитой часовней и столиком рядом с ней, для наших наполеоновских планов не
подходило. Природа, хоть и безмерно красивая, изрядно поднадоела самим. Было принято решение собраться у Витали дома, благо он всё лето жил один. Его родители приезжали лишь под вечер и то на часок, собрать оставшийся после очередной пьянки урожай, помыть посуду любимому сыну и, в очередной раз прочитать лекцию о вреде алкоголя. Таким образом приготовление было закончено.

После 21:00 народ потихоньку начал подтягиваться. Первым на сборах был Виталя, т.к. ему к себе домой
было ближе всех идти. Я и Сераф подошли чуть попозже, соседи как-никак. Короче через полчаса
основной состав Млевичи-бэндз был в сборе, плюс подошли две сестры, обещанные Димасом, на подпевки.
Катя со Светой (так звали сестёр) обрадовали нас, сказав, что позже подойдут ещё две особы женского рода, их подруги. Долгими знакомствами мы себя не утруждали, т.к. знали друг друга ещё с босоногого детства.
- Итак, почти все в сборе! - сказал я и налил каждому по стакану, на разогрев.
Все весело опрокинули стаканы, запив холодной колодезной водой.
- Так как я взялся за розлив,- продолжил я, - сервировка закусочного стола, ложится на женские плечи.
- А где нам что брать, - в один голос простонали сёстры, с малодовольным видом, но готовностью
исполнить эту нелёгкую задачу. Виталик, как хозяин жилища, взялся помогать девчатам. Сераф, достав
со шкафа гитару, занялся любимым делом - стал мучить её настройками. Все были при деле. Вскоре подошли
Таня и Олеся, им, как опоздавшим, досталось самое сложное и ответственное задание. Они составляли мне
компанию в промежутках между наливаемыми для разогрева стаканами. К окончанию всеобщего сбора и готовки закуски, передовики застолья были уже изрядно разогреты. Пришёл Димас, которому ещё после работы нужно было по дому помочь и триста грамм за едой выпить.
- Настрой гитару, - Сераф протянул мне инструмент, - у меня что-то опять не выходит.
- А на кой хер берёшься? Раз не умеешь. - Сказал я, но недолго думая взялся. - Ладно, давай сюда,
студент. Надо же девчатам показать, что я не только разливать умею.
Всё шло как по маслу, пели, пили, пока девчатам не приспичило танцевать. Виталькин дом конструктивно
не походил на клуб даже деревенского масштаба. Поэтому решено было вынести колонки на крыльцо.
Ближайший дом находился в стороне и мы не беспокоили сон мирного крестьянского населения, это почётное
занятие взял на себя Виталькин пёс Самур. Он был знатный меломан и в силу своих собачьих вокальных
данных подпевал звукам несущемся из колонок. В след за колонками последовала и вся жаждущая зрелищ
компания. Стол со всеми прибамбасами сам собой появился рядом со мной.
- Что расселся-раскурился, наливай раз взялся. - Я поднял глаза на стоявшую рядом Татьяну.
Толи я был уже в нормальной кондиции, толи свет с крыльца делал её такой красивой, не знаю, но я
подхватил её на руки и усадил к себе на колени с видом не терпящим возражений, а она и не возражала.
Застолье под открытым небом само по себе требует романтики.
- Иди сюда! Хватит на лавке зажиматься. - Пьяным голосом позвал меня Сераф. - Дело есть на миллион
алых роз.
- Я скоро приду, - извинился я перед Танюхой  и, отходя к Серафу, - Что надо? Видишь занят, Таньку
развожу.
- Потом разведёшь, пойдём лучше Димаса в дом затащим, он на крыльце спать собрался.
- Пусть спит! Лето на дворе не замёрзнет, наоборот полезно.
- Полезно, но не проспится, а ему опять за трактор с утра.
- А! Ну тогда пойдём перенесём.
Рядом с Димасом сидела Катюха.
- Что ты ему такое сказала, что он уснул? - Подколол я деваху.
- Пить меньше надо и спать на крыльце не будет.
Мы с Серафом перенесли упирающегося, и что-то бубнящего Димаса в комнату, где мило ворковали Виталька
с Олеськой, уложили его на кровать и удалились, чтоб не мешать народу. Перед выходом на крыльцо
Сераф схватил меня за руку.
- Стой, не спеши. Давай девкам по букету цветов подарим?
- ???
- Тут у народа на огороде розы растут. Пропажи пары букетов не заметят.
- Ну пойдём попробуем. Что нам кабанам, пожрать да поспать.
Сказано - сделано.
- Девчата, посидите тут без нас, - Подошли мы к нашим подругам. - музыку послушайте. Мы скоро.
Время уже шло около трёх ночи. Нормальные люди уже видели в снах светлое будущее. Но т.к. село
маленькое, решили идти за огородами по полю. Да и как ещё могли пойти за цветами в три ночи два
пьяных в дым друга.
- Их нету сегодня. - Просветил меня Сераф. - Они в город уехали.
- Так это и нормально для нас. Без палева возьмём по букету и назад.
- Давай и... - Глаза у друга странно заблестели. - курочку возьмём. Закусь уже вся кончилась
почти, а водяры ещё море. Бабы приготовят.
- Ага а с утра к нам. Типа кто взял, кроме вас некому и т.д. - Попытался я отговорить.
- Да не ссы ты, всё пучком будет!
- Ну ХЗ! Только сам предложил, сам и лезь, тем более я не пролезу по габаритам.
Ноги все промокли от росы. Через забор лезть было лень, мокрые по колено и пьяные в дугу. Поэтому
пришлось оторвать несколько штакетин от преграды. Лавируя между грядок добрались до хлева.
Решетка на окне хлева подалась сама собой, без особых усилий. Сераф проскользнул внутрь. Ничего не
подозревающие куры мирно спали на нашесте. Под ними похрюкивал,в своём загоне, подпёртом монтажкой,
молодой поросёнок.
- Кого брать? - Спрашивает меня брат по пьяному разуму. - Петуха или курицу?
- Где ты там петуха нашёл? Бери курицу и линяем отсюда.
- Какую?
- Задолбал! Ту которая хрюкает! Давай шустрей! Я пока цветов наберу!!!
Пока я боролся с шипами роз, Сераф отдёрнул мантажку от дверцы хрюшкиного загона и выманил его наружу.
Поросёнок был не большой, но орал громко. (Это я услышал собирая уже второй букет.) Хрюшка, не
подозревая такой подлости от прилично выпившего Серафа, покинула своё место жительства и тут же
получила мощный удар монтажкой в пятачок. Дико взвизгнув и набирая обороты в поршнях, что приводят
в движение копыта, поросёнок понёсся по кругу. Пьяный мой друг за ним. Догоняя он периодически лупил
его куда мог попасть. После нескольких кругов Серафа осенило. Он остановился и приготовился к удару.
Ну точно игрок в гольф. Хрюшка описав ещё один круг подбежала к своей смерти. Мантажка описав полукруг
в воздухе размозжила свинье пятачок. Тушка отправилась через окно на свежий воздух. Подхватив
поросёнка и цветы мы помчались к месту гулянки. Хмель у меня от увиденного вышел моментально. Ну кто
мог подумать, что мою шутку он воспримет в серьёз. По нашему прибытию гулянка шла уже опять в доме.
Виталику было  поручено не выпускать на улицу девчат пока мы не разделаем тушку. Задание он своё
выполнил честно. На крыльцо вышел проснувшийся на половину Димас. Глядя красными глазами на то, как
мы разделываем поросёнка, он выдал фразу, от которой мы все смеёмся до сих пор.
- А, Самура-то за что?

P.S. Все имена (Кроме Серафа и Самура), по понятным причинам изменены.
И так как напарник Серафа жив и здоров, его роль в походе за цветами (до похода описывал себя)
я взял на себя.